28 старый стиль
Седмица 26-я по Пятидесятнице.
Священномученик митрополит Серафим (Чичагов).
Священномученик митрополит Серафим (Чичагов)
Память: Мч. Иринарха (икона) и святых семи жен. Прмч. и исп. Стефана (икона) Нового. Мчч. Стефана, Василия, Григория, другого Григория, Иоанна и иных многих. Свт. Феодора (икона), архиеп. Ростовского. Сщмч. митрополита Серафима (икона). Сщмчч. Алексия, Алексия, Василия пресвитеров, прмч. Рафаила, Викентия и мц. Анисии. Мц. Параскевы. Сщмч. Николая пресвитера. Обретение мощей прп. Сергия (икона), исп.

Священномученик Павел

Священномученик Павел

Пресвитер Леоновский
Память 4 (17) января

Что значит быть христианином в современном мире?

29.04.2014
RB.jpg
Священник Роман Бородинов           

Аспирант кафедры богословия
Московской Духовной Академии

Podvig2.jpg

Фотография человека, дающего свою обувь бездомной в Рио-де-Жанейро. Девочка расплакалась


Если посмотреть с духовно-нравственной точки зрения на тот мир, в котором мы имеем возможность жить сегодня, мир начала XXI века, можно с уверенностью сказать, что он ничем особенным не отличается от стремлений и настроений канувших в лето цивилизаций, тысячелетий жизни человеческого рода.

Как и тогда, так и сейчас центральной идеей, объединяющей абсолютное большинство «homo sapiens» остается мечта построить «вавилонскую башню». Показать не только Богу, но и друг другу, что, по замечательному выражению русского драматурга Алексея Максимовича Горького, человек — это звучит гордо. Небезынтересно и то, что эти знаменитые слова были произнесены в пьесе под названием «На дне». Да, именно на дне пока ещё не во всей полноте осознанного мучительного внутреннего страдания можно подобно мыслить и подобного желать.

Всем известна печальная история недостроенной человеческой гордыни, основанной на жизни вне Творца. Последствием произошедшего тогда стало разделение людей и их рассеяние. До сего дня человек мучается, ища Того, Кто был, есть и будет его Зиждителем, источником внутренней полноты его жизни и счастья. Мир после грехопадения человека, отныне обезображенного болезнями его духовно-телесной природы, всегда лежал во зле, в противлении Богу, и потому Его распял. И христианским ответом на все это зло всегда была святость. Иначе говоря, та жизнь, которая делает человека по-настоящему человечным.

Вспоминается рассказ однокурсника по семинарии в отношении архиерея Русской Православной Церкви. Последний, обращаясь к монаху, однажды попросил его помолиться о том, чтобы Бог помог ему стать человеком. Наверно, именно эта молитва и является ответом на вопрос, что значит быть христианином в современном мире. Прежде всего, это значит «очеловечиться». Перестать только лишь мыслить и говорить об одних высоких материях, нужно, хотя бы изредка, спускаться на эту грешную землю и начинать жить, жить согласно своему внутреннему нравственному закону, написанному на сердце, жить по голосу своей совести. Современный мир ждет от христианина именно этого, чтобы в любых обстоятельствах повседневности он оставался образчиком подлинной человечности, той нормы жизни, которая осуществлялась венцом творения в раю.

 Если у называющих себя христианами иссякнет простое, невитиеватое желание в любых обстоятельствах повседневности оставаться людьми, живущими не только животными инстинктами в борьбе за выживание, за место под солнцем, тогда все те средства, которые дал им Господь, а именно Церковь и совершаемые в ней таинства, священнодействия, молитвы, всё, чем так богато Священное Предание Тела Христова, станет для них лишь предметом осуждения. Быть христианином в современном мире — это значит никогда не забывать слова первых страниц книги Бытия: «не хорошо быть человеку одному». Что же тогда значит евангельский поступок, кто способен его совершить? Из вышеизложенного ответ напрашивается сам — только тот, кому не безразлична жизнь другого.

Несколько лет тому назад в СМИ прошла информация о том, как трагически погибший в авиакатастрофе 31-летний капитан ярославской хоккейной команды «Локомотив» Иван Ткаченко, долгое время сотрудничая с благотворительным фондом, анонимно перечислял деньги на лечение онкобольных детей и взрослых.

Вот он евангельский поступок, тот поступок, который, с общепринятой поверхностной точки зрения, всегда приносит сотворившему его лишь временный убыток и потерю максимального земного благополучия.

Евангельский поступок может быть явлен этому миру только с помощью самопожертвования, без кеносиса (греч. «опустошение» — богословское понятие, означающее снисхождение Бога к людям, самоограничение, самоумаление Бога — прим. автора) со стороны совершающего его человека, без ущемления себя в той или иной мере такой поступок не мыслим. И в данном случае, может быть, совершенно не важно, является ли этот «христианин на деле» крещенным в «бане пакибытия» или нет.

Возврат к списку