4 старый стиль
Седмица 1-я по Пятидесятнице (сплошная).
Сошествие Святого Духа на апостолов.
Сошествие Святого Духа на апостолов
Память: День Святого Духа (икона)
Свт. Митрофана (икона), патриарха Константинопольского. Прп. Мефодия (икона), игумена Пешношского. Мчч. Фронтасия, Северина, Севериана и Силана. Мч. Конкордия. Сщмч. Астия (икона), еп. Диррахийского. Прп. Зосимы (икона), еп. Вавилона Египетского. Сщмч. Георгия пресвитера (Серб.). Сщмч. Иоанникия (икона), митр. Черногорско-Приморского (Серб.). Сщмч. Петра пресвитера. Обретение мощей сщмч. Петра, архиепископа Воронежского. Тупичевской и Кипрской (икона) икон Божией Матери.

Священномученик Павел

Священномученик Павел

Пресвитер Леоновский
Память 4 (17) января

Собор преподобных Оптинских старцев

23.10.2011
point.gifstarzi.jpgpoint.gif

Ублажаем вас, святии преподобнии Оптинстии старцы, 
и чтим святую память вашу, наставницы монахов и собеседницы ангелов

Празднуя ныне память святых Оптинских старцев, дорогие братья и сестры, мы видим в лице этих великих подвижников духа славу Церкви Русской, достойных сынов Отечества и похвалу Небесного Царствия. Воспоминая благодарным сердцем сих Богоносных мужей, мы имеем радостный повод вновь и вновь увидеть подвиг Христоподражательного жития святых Божиих человеков и осознать, что значит Оптина Пустынь для каждого православного человека. Значение этого монастыря невозможно переоценить. По лицу Отечества нашего Господь благоустроил великое множество святых обителей, и у каждой из них есть своя история, своя слава, свое величие, свои традиции, своя благодарная паства, свои паломники. Не вместить разуму человеческому всего этого удивительного многообразия.


monastir.jpg
Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь

Подлинно, сердцем России, главным духовным средоточием ее высится Лавра преподобного аввы Сергия великого, овеянная молитвенным духом самого ее основателя, облагодатствованная пречистым Покровом Царицы Небесной, избранная в жилище земное Живоначальной Троицей. На севере суровые и непоколебимые твердыни духа православного охраняют священный Валаам и Соловецкий монастырь, там же — сияющая золотом куполов прелюбезная Псково-Печерская обитель. В этих же пределах еще одна из четырех российских Лавр, Александро-Невская, обладательница великого сокровища, цельбоносных мощей заступника земли Русской благоверного князя Александра Невского. В противоположной стороне — основоположница русского монашества — Киево-Печерская Лавра с великим сонмом подвизавшихся в ней в течение тысячелетия угодников Божиих, живых и поныне нетлением своих многоцелебных останков, почивающих в Ближних и Дальних пещерах. Далее, на запад — предивная Почаевская Лавра, сподобившаяся живого посещения Самой Богородицы и приобретшая Саму Честнейшую Херувимов и славнейшую без сравнения Серафимов присной покровительницей святому месту сему, где Матерь Божия оставила след пречистой стопы Своей на вершине Почаевской горы. Вместе с чудотворной Почаевской иконой Пресвятой Богородицы и нетленными мощами Иова, игумена Почаевского, след от стопы Царицы Небесной, отчетливым оттиском отпечатавшийся в камне, является главной святыней прославленной Лавры.

Невозможно охватить в небольших рамках все множество великое святых монастырей, по лицу земли нашей процветших. Это многообразие и множество иноческой жизни, в монастырях устрояемое, свидетельствует о том, как православный человек любит жизнь Богу посвящаемую. А потому, если сердце ничего для себя иного не мыслит, кроме всецелого служения Господу, то именно в монастыре сердце, алчущее и жаждущее правды Божией (Мф.5.6), более чем где-либо обретает утешение и душевный покой. Из перечисленных монастырей, быть может, названы самые прославленные и то, далеко не все. Но даже в этом малом перечне очевидна некая удивительная особенность, связующая многие православные русские монастыри. Большая часть их отдана в поручительство Матери Божией, от того почти все они названы в честь Царицы Небесной. Если не сам монастырь, то непременно центральный храм будет носить прерадостное имя Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. В этом выражена особая любовь Матери Божией к святой и равноангельной жизни, несомой монашествующими, начало которой положила Она Сама Своей земной жизнью. И те, кто взыскуют сей жизни, все упование свое возлагают на Невесту Неневестную, видя в ней истинную спасительницу рода христианского.

point.gifMedalion.jpgpoint.gif  

Икона Божией Матери,именуемая «Спорительница хлебов». Написана по благословению прп. Амвросия Оптинского

Вот и обитель, вместившая в себе превелий сонм преподобных Оптинских старцев, имеет Покровительницей и Поручительницей пред Богом Пресвятую Богородицу. Этот прославленный монастырь носит наименование Свято-Введенского, освящен в честь Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы. И именно в этом святом месте спустя века было возобновлено старчество с теми подлинными святоотеческими и отцепреданными традициями, которые возникли еще в первые века христианства и положили начало переосмысленному Евангелием, ветхозаветного пророческого служения, деланию. Именно к этому особому служению в Церкви призваны носители старчества. Апостол Павел говорит, что: «.. иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в третьих, учителями (1 Kop I2.28). В ином месте апостол Павел вещает: «Достигайте любви, ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать. А кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение (1 Kop.14.1,3). В этом состоит подвиг старчества — назидать, увещать и утешать... С этой именно целью, а также для указания, или предостережения, пророками предсказываются будущие события. Через пророка непосредственно открывается воля Божия, а потому авторитет его для народа Божия был всегда безграничен.

Это особый благодатный дар Святого Духа. Пророк обладает особым духовным зрением — прозорливостью. Для него как бы раздвигаются границы пространства и времени, своим духовным взором он видит не только совершающиеся события, но и грядущее... Видит их духовный смысл, видит душу человека, его прошлое и будущее. Безусловно, такое высокое призвание не может не быть сопряжено с высоким нравственным уровнем жизни, с чистотой сердца, с личной святостью. Пророческое служение, связанное с личной святостью подвижника, процветало с подъемом жизни Церкви и оскудевало в периоды упадка. Ярче всего оно проявлялось в монастырском старчестве. Влияние старчества далеко распространялось за пределами монастыря. Старцы окормляли не только иноков, но и мирян. Обладая даром прозорливости, они, по апостолу, всех назидали, увещевали и утешали (1 Кор.14.3), исцеляли от болезней душевных и телесных. Предостерегали от опасностей, указывали путь жизни, открывая волю Божию. Представляя собой прямое продолжение пророческого служения, старчество с этим именем и в этой форме появляется в IV веке, вместе с монашеством, как руководящее в нем начало.

Вместе с христианством было перенесено на Русь и то духовное делание древних египетских пустынников, которое развивалось впоследствии среди монашества в Византийской Империи на протяжении более тысячелетия ее существования. В ХV столетии, когда Русь потеряла связь с Христианским Востоком, вследствие нашествия турок, это внутреннее делание было забыто.

point.gifPaissii.jpgpoint.gif 

Преподобный Паисий Величковский

Лишь в конце XVIII века его возродил в Молдавии схиархимандрит Паисий Величковский. В ту пору это делание многим показалось небывалым новшеством. С момента же возникновения его в России, Оптина Пустынь явилась главным средоточием этого подвига и связанного с ним старчества. В Оптиной оно предавалось около ста лет из поколения в поколение, и было прервано только с разорением этого монастыря большевиками.

Возможно у людей, соприкасающихся с жизнеописаниями старцев, под впечатлением чтения житий пустынных отцов и повествований о жизни Афонских подвижников, невольно складывается мнение о том, что старцы должны быть непременно отшельниками, аскетами, ушедшими не только от мира, но и от братии. Именно годы безмолвия, непрестанная молитва, самоуничижение; жизнь в уединенных мecтax, полное отрешение своей воли, умение вверить свои судьбы Промыслу Божьему и отличало старцев первых веков и их последователей. Однако, взирая на жизнь и подвиги благочестия Оптинских старцев, обнаруживается удивительное сочетание духовного подвига внутреннего делания и повседневная забота о страждущих.

Оптинским старцам были присущи не только исключительная глубина духовной жизни, обладание дарами прозорливости, рассуждения, но и великая любовь к людям, нескончаемое желание поделиться духовными сокровищами с миром. И если первый Оптинский старец, отец Леонид (в схиме Лев), подобно древним отцам долгое время жил в уединении, то его последователи как бы по наследству перенимали старчество. Многие из них были сначала келейниками у старцев, потом помощниками и, наконец, преемниками своих духовников. Современник расцвета Оптинского старчества и глубокий почитатель духоносных старцев Оптинских, святитель Игнатий (Брянчанинов) отзывался об этом феноменальном явлении так: «Они (старцы) были напитаны чтением отеческих писаний о монашеской жизни, сами руководствовались этими писаниями, руководствовали ими и других, обращавшихся к ним за назидательным советом... Никогда не давали советов от себя, всегда представляли в совет изречение Священного Писания и святых отцов... Это давало советам их силу. Те, кто хотели бы возразить на слово человеческое, с благогoвением выслушивали слово Божие и находили справедливым покорить ему свое умствование». Это правило было общим для всех Оптинских старцев. Все они заботились о духовном очищении ближних, непрестанно молились о спасении душ приходивших к ним за помощью людей. Они помогали и в житейских делах, поддерживали в невзгодах, подсказывали выход из самых безвыходных положений, благодаря своей прозорливости. Умели привести страждущих на путь покаяния, ведущего к подлинно христианской жизни. Чудеса исцелений по их молитвам умножали людской поток «чающих Христова утешения» в Оптину.

point.gifotzi01.jpgpoint.gif  

Преподобные старцы Оптинские

Это одно из самых удивительных явлений в Русском Православии, а потому Оптина Пустынь в XIX–XX веках собирала самый разнообразный контингент паломников. Кто только ни приходил в этот дивный монастырь: крестьяне, ремесленники, служивые люди, для которых старец был как отец родной. Приходили и иные, жаждавшие ответа на глубокие терзания своего сердца о смысле земного существования. Стены Оптиной видели великих сынов Отечества. За духовными советом сюда приходили Гоголь, Достоевский, Аксаков, Хомяков, братья Киреевские...

Люди, ставшии цветом нации, совестью своего народа, уходили отсюда преображенными, обретшими истинный смысл и своей жизни, и своему призванию, и  своему таланту.

Старец Зосима — один из персонажей Ф.М. Достоевского — говорил своему духовному сыну: «Горе узришь великое и в горе сем счастлив будеши. Вот тебе завет: в горе счастья ищи. Работай, непрестанно работай». Это главный христианский принцип старчества — разделять людское горе, человеческую боль. Брать ее в  свое сердце. Не оставлять человека, в каком бы он ни был состоянии. Утешить, помочь советом, молитвой. К слову говоря, этот удивительный персонаж, являясь образом собирательным, вобрал в себя характерные черты великого Оптинского старца Амвросия, с которым автор был знаком лично. Не только внешние особенности были общими, но самый дух предивного прозорливца и чудотворца Оптинского стал свойствен карамазовскому Зосиме. Дух любви Христовой, жертвенного и самоотверженного служения ближним своим и основополагающего всему этому деланию смирения. Почти слово в слово литературный старец повторяет слова преподобного Амвросия Оптинского: «Смирение состоит в том, когда человек видит себя худшим всех, не только людей, но и бессловесных животных, и даже самых духов злобы»... «Человек, не возносись над животными: они безгрешны, а ты со своим величием гноишь землю своим появлением на ней и след свой гнойный оставляешь после себя... Смирение любовное — страшная сила, изо всех сильнейшая, подобной которой и нет ничего». «Помни особенно, что не можешь ничьим судией быти».

Впрочем, это не только особенность, свойственная Оптинскому старчеству. Это свойственно Евангелию Христову. Свойственно любви Божией. Потому что Сам Спаситель «смирил Себя, быв послушным даже до смерти» (Фил.2.8).

point.gifAMVROSII2.jpgpoint.gif

Преподобный Амвросий Оптинский

В этой же связи мне хотелось бы вспомнить блаженнопочившего недавно Высокопреосвященнейшего митрополита Антония Сурожского и привести несколько его мыслей именно об этом. О том, какая любовь должна быть у пастыря к своим пасомым, так свойственная преподобным Оптинским старцам. «Ни у епископов, ни у священников нет никаких преимуществ перед мирянами и никаких «прав», кроме одного — права любить, любить до самопожертвования, до креста, до смерти. В Православной Церкви пастырь занимает центральное место, но очень часто священники думают, что они призваны управлять людьми, властвовать над ними. Часто молодой священник, только что окончивший духовную семинарию, воображает, что в    силу полученного им рукоположения он имеет право вмешиваться в жизнь своих прихожан, диктовать им, что можно делать, чего нельзя. Не обладая духовным опытом, он начинает действовать, как старец, отдавая приказы своим духовным чадам: «Этого тебе читать нельзя.., этого не делай.., с тем-то не общайся.., это не ешь». Православие в таком случае сводится к сумме запретов, а глубины православной веры остаются для людей закрытыми. Они воспринимают только внешнюю сторону дела, но от них совершенно ускользает внутреннее содержание подвижничества. В результате получается какая-то карикатура на духовность: люди делают то, что делали христиане-подвижники, не потому, что уже достигли соответствующего уровня, а потому, что их так надрессировали. Бывает, что и вполне зрелые по возрасту, даже пожилые священники, и не только из числа монашествующих, берут на себя роль старцев и грубо вторгаются в самые сокровенные области жизни человека: начинают расспрашивать его о различных аспектах семейной жизни, дают советы, указания, приказы. Когда духовник вторгается в ту область, в которую у него нет права вторгаться, это катастрофа. Многие человеческие судьбы были искалечены из-за того, что люди встретили ложного старца и получили от него неправильный совет. Нельзя забывать, что старчество — это особое, редкое, Богоблагодатное служение, и очень-очень немногие к этому призваны. Старцами можно быть только по благодати Божией — это харизматическое явление, это дар, и научиться быть старцем нельзя так же, как выбрать своим произволением гениальность. Мы все можем мечтать о том, чтобы быть гениальными, но, когда мы обращаемся к области, в которой действуем, мы отлично понимаем, что Бетховен или Моцарт, Леонардо да Винчи или Рублев обладали такой гениальностью, какой нельзя научиться ни в какой школе и даже опытным путем... Старчество — это благодатный дар, это духовная гениальностъ».

point.gifAntoniy.jpgpoint.gif 

Митрополит Антоний Сурожский 

Как это глубоко перекликается со смиренным духом Оптинского подвижничества и старчества. Почивший Архипастырь опытом своей всецело христианской жизни произнес это замечательное, по духу и силе Христовой, исповедание. Митрополита Антония, в определенном смысле, можно уподобить преемником подлинного старчества. Весьма немногие могут на основании своего жизненого опыта и благодатью Божией, живущей в нем, произнести столь высоконравственные слова. Это очень трезвое и верное определение старчества, яркими выразителями которого были празднуемыe ныне Оптинские старцы. Днесь и присно предстоящии за нас пред Господом и молитвами своими ограждающие нас от всякия напасти душевныя же и телесныя, и просящие у Бога мир вселенней даровати и душам нашим велию милость. Аминь.

Протоиерей Георгий Гуторов

Возврат к списку