9 старый стиль
Неделя 14-я по Пятидесятнице, перед Воздвижением.
Праведные Иоаким и Анна.
Праведные Иоаким и Анна
Память: Попразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Праведных Богоотец Иоакима (икона) и Анны (икона). Мч. Севериана. Прп. Иосифа (икона), игумена Волоцкого, чудотворца. Обретение и перенесение мощей свт. Феодосия (икона), архиеп. Черниговского. Мчч. Харитона и Стратора (Стратоника). Прп. Феофана исп. Воспоминание III Вселенского Собора. Блж. Никиты в Царьграде. Прп. Онуфрия Воронского (Рум.). Глинских святых: прпп. Василия, Филарета (икона), Феодота, Макария, Мартирия, Евфимия, Досифея, Илиодора, Иннокентия, Луки, Архиппа, Иоанникия, Серафима, Андроника, Серафима, Зиновия Глинского, митр. Тетрицкаройского, в схиме Серафима. Собор Алтайских святых Сщмчч. Григория пресвитера и Александра диакона. Сщмчч. Захарии, архиеп. Воронежского, Сергия, Иосифа, Алексия пресвитеров, Димитрия диакона и мч. Василия. Прмч. Андроника. Сщмч. Александра пресвитера. Собор новомучеников и исповедников Казахстанских.

Священномученик Павел

Священномученик Павел

Пресвитер Леоновский
Память 4 (17) января

К 40 дням отцу Аркадию. Продолжение воспоминаний.

17.07.2013

К 40 дням со дня кончины приснопамятного иерея Аркадия Гоглова продолжаем размещать воспоминания о батюшке. (в т.ч. не вошедшие в Леоновский Благовестник)

DSC_0081.JPG

*   *   *
Легкий наклон головы, тихий голос, мягкий, добрый взгляд, поднятая для благословения рука… Он всегда умел найти нужные слова, дать мудрый совет, часто — утешить. «Ничего, ничего, помолимся — все будет хорошо», — так хорошо знакомые слова батюшки! 

К нему на исповедь приходило множество людей Масса житейских проблем, скорбей и радостей были ему ведомы! Со стороны казалось, что проходит исповедь быстро. Опускается на голову епитрахиль, и человек отходит от аналоя. Он хорошо знал многих прихожан. Потому часто и не было нужды долго беседовать на исповеди. 

Он не был «строгим» батюшкой. Видимо, ему хотелось, чтобы больше людей смогли причаститься Христовых Таин, чтобы вступивший на путь покаяния человек продолжил этот свой путь к Богу, чтобы он снова смог подойти к Чаше, уповая на милость Божию! Батюшка Аркадий был той «дверью», через которую в храм пришло много людей, когда-то далеких от церкви. 

Его нечастые проповеди были короткими. Но в каждой из них был слышен голос православного батюшки, которому небезразличны судьбы людей и будущее Церкви. Часто сравнивая жизнь людей в стране до и после 1917 года, он убеждал, насколько важно сохранять веру и традиции. Об этом он писал и в своих книгах. 

Отец Аркадий был немногословным, сдержанным и очень скромным человеком. Меня всегда огорчало, что за свой многолетний труд он не получил ни одной награды! А ведь кто, как не он, был этого достоин! 

И вот не стало нашего батюшки… И слезы прихожан на отпевании говорят сами за себя. Это лучшая награда священнику — любовь его духовных чад. На прощании с отцом Аркадием были даже прихожане храма, который он восстанавливал, из г. Владимира. От нас ушел по-настоящему дорогой и очень близкий человек! 

После каждой службы батюшка всегда говорил: «Аминь, и Богу слава! Благодарю всех за общую молитву!» К сожалению, теперь мы не сможем молиться вместе с ним, мы сообща молимся за него. Вечная память!  
Галина

DSC_0038.JPG
*   *   *
«Живите проще...» 
Когда, в 1997 году мы с мужем переехали на очередную съемную квартиру в Ростокино, я стала иногда бывать на службе в нашем храме, но, в основном в связи с  датами поминовения моих усопших мамы и бабушки или с необходимостью помолиться об устроении семейного благополучия. В семье штормило, и семейная лодка вот-вот должна была разбиться. Поворот к восстановлению и укреплению нашей семьи произошел сразу же после моей первой исповеди у отца Аркадия — на тот момент новому священнослужителю нашего храма. После моей, скорее жалобы, чем исповеди, отец Аркадий спросил, венчались ли мы с мужем, освящена ли наша квартира. Узнав, что мы даже не думали об освящении съемной квартиры, отец Аркадий предложил безотлагательно освятить жилище. После чина освящения отец Аркадий посоветовал начать пусть немного, но ежедневно молиться: читать хотя бы одну главу Евангелия каждый день, молитву Пресвятой Богородице «Царица моя, Преблагая ...» и «Отче наш» и обязательно молиться Святителю Николаю.  Отец Аркадий пообещал усердно молиться за нашу семью. Теперь я стала ходить в наш храм чаще.  Я верю, что по молитвам отца Аркадия произошла моя встреча с чудотворной Феодоровской иконой Божьей Матери весной 2001 года. В день ее празднования, родилась наша дочь — Екатерина. Радость рождения дочки омрачилась новыми искушениями в семейных отношениях, развод казался неизбежным. Но, вдруг, после очередной моей жалобы, отец Аркадий благословил меня и ласково сказал: «Первый год после рождения первого ребенка — это всегда испытание для семьи. Елена, будем молиться и вымолим семейный мир». Он сказал это спокойно, но так уверенно, что с той минуты у меня не осталось сомнений, что по молитвам отца Аркадия все наладится. Отец Аркадий, кроткий и вдумчивый, всегда находил слова утешения и вразумления. Ни разу за 15 лет он не выразил укора. Внимательно и терпеливо выслушивая меня, обязательно спрашивал: «Что думает муж?» или просил «Посоветуйся с мужем, и решите вместе. Главное — беречь семью и мир в семье». Если видел, что я осуетилась и меня заносит: то хочу перейти на новую работу, то перевести дочку в другой класс, то завести собаку, то переехать жить в деревню, то совсем уехать из России, отец Аркадий всегда спокойно вразумлял: «Главное для нас — мы должны жить так, чтобы попасть в Рай, поэтому потихонечку смиряйся, терпи до конца... Мне очень помогает чтение духовной литературы, примеры старцев помогают всех любить и жить проще... Живите проще и всегда благодарите Бога за все!». Слава Богу за то, что у нас в жизни был такой духовник как отец Аркадий, который, я верю, продолжает за нас молиться. Упокой, Господи, душу нашего дорогого батюшки — приснопоминаемого иерея Аркадия! 
Елена

*   *   *
Впервые я увидел отца Аркадия на Пасху. Сразу бросился в глаза его вид: он казался пришедшим из прошлого, из тех времён, которые мы навсегда потеряли. Уже потом, приходя к нему на исповедь, я понял, что дело вовсе не в возрасте (батюшка тогда был ещё достаточно молод), просто очень необычными для нашего шумного суетливого мира были его какие-то особенные основательность, умудрённость, глубокое знание жизни.    

Исповеди у него были чистосердечны и действенны: батюшка умел выслушать человека, понять его. Сам он, всегда сдержанный, так редко улыбавшийся, если находил в исповеднике понимание, весь загорался, и тогда человек встречал такое искреннее внимание, такое желание помочь разобраться в непростом вопросе или жизненной ситуации, такой призыв к вере, что отходил от креста и Евангелия с действительно чистым сердцем и упованием на помощь Божию.  

Такая же радость переполняла душу во время его служб. Казалось, что его негромкий голос усиливал благостную молитвенность, призывал всех нас сосредоточиться, обращал наши сердца на молитву о помощи ко Господу. 

Батюшка любил жизнь, любил свою Родину. Его книги — итог раздумий, переживаний о ней. Боль за страну, за её народ, будущее России, будущее наших детей были основными темами его проповедей. Они были насыщены фактами, а потому сильны, убедительны, и вместе с тем необычайно смиренны: батюшка учил, что всё совершается по воле Божией  и нам — христианам — нужно всегда помнить об этом и по мере сил служить Господу. 

Пример такого искреннего служения отец Аркадий оставил всем нам. 
Александр

*   *   *
Отец Аркадий служил в Леоновском храме дольше всех из ныне служащих батюшек. И вместе с прихожанами и работниками храма переживал и новые назначения настоятелей прихода, и новые назначения правящих архиереев и благочинных, переходы батюшек на другие приходы и появление новых батюшек. Однако при этом мне казалось, что он всегда оставался одним и тем же, этаким столпом, без которого приход уже не возможно было представить. Интеллигентный, образованный, спокойный и рассудительный он по возможности уделял время многим к нему обращавшимся. Его спокойная и рассудительная речь, подкрепляемая примерами Божьего промысла в современной жизни и историческими примерами из жизни Церкви, находила отклик в душах, успокаивала и воодушевляла очень многих прихожан нашего храма. 

Во время своих проповедей батюшка Аркадий всегда призывал как можно больше читать Священное писание, жития святых и другую духовную литературу и очень переживал о значительной утрате духовных ценностей в жизни современного общества. 

Помню, как-то раз, на проповеди после литургии он с большой скорбью рассказывал о том, что находил в архивах огромное количество документов из которых следовало, что состоятельные купцы, помещики и дворяне постоянно жертвовали свои средства на больницы, дома престарелых, школы, а сейчас богатые люди покупают иностранные футбольные команды, яхты и самолеты для собственного развлечения. 

Я лично обращался к отцу Аркадию по разным вопросам духовной жизни. Его ответы и наставления были просты и понятны, и почти всегда, в них батюшка ссылался на традиции, исторически сложившиеся в Русской Православной Церкви. И это прикосновение к истории нашей церкви вызывало у меня теплоту и такую тихую душевную радость. Ведь батюшка отдавал очень много сил, времени и здоровья на изучение истории нашей церкви. И это не просто слова, насколько я знаю, он сталкивался с разного рода искушениями при работе с архивными документами. То его не пускали в архив, то по непонятным причинам не допускали до нужных документов и на его запросы представляли совершенно не те документ, которые он запрашивал. Однако тут, я думаю, сказывалась его родословная, ведь известно что многие из его предков служили Богу и людям в священном сане. И это объясняет его твердое стремление в познании истории Церкви, так как с ней связана история его собственного рода. 

Светлая ему память и Царствие небесное!  
 Алексий
*   *   *
Отец Аркадий встретил нас в 2001 году, когда мы пришли вместе первый раз в храм, теперь — наш храм, с просьбой о Венчании. Несмотря на дерзость, в силу ряда обстоятельств, нашей просьбы, батюшка ответил нам очень по-доброму. Он направил нас по тому пути, который привел к созданию христианской семьи. Отец Аркадий крестил нашу старшую дочь и сына. Он благословил нас на лечение серьезного заболевания у сына, как всегда найдя доброе слово, дающее надежду. Вечная память дорогому отцу Аркадию! 
Александр и Вероника со чады

*   *   *
Я обратилась к отцу Аркадию в первые дни его прихода в наш храм, по поводу панихиды на могиле моей мамы. И с тех пор батюшка, каждый раз, находил и время и силы в любую минуту послужить литию. Отец Аркадий был интеллигентным, добрым, терпеливым, понимающим пастырем. Его любили за доброту, простое обхождение, тихий нрав и отзывчивость. В нем небыло надменности, кичливости, гордыни. К нему  шли на исповедь, как ни к кому. Его  жизнь прервалась так внезапно. Как пастырь Христов он мог сделать очень много. Проводить в последний путь батюшку пришли все, кто любил, уважал и  ценил его. Вечная светлая память нашему батюшке. 
Татьяна

*   *   * 
Батюшка отец Аркадий был настоящим подвижником православия. Он был очень чутким ивнимательным отцом ко всем прихожанам кто обращался к нему со своими проблемами и вопросами и никому не отказывал в духовной помощи. Всегда когда с ним общаешься на исповеди и приходишь со своими проблемами, он выслушает и даст свой духовный совет. Для моей семьи отец Аркадий тоже очень много значил, он крестил двух моих детей. А первый раз я пришел в наш храм, начиная осознанно приходить к вере, я начал тоже с общения с отцом Аркадием, этим светлым батюшкой, который всегда был для всех нас примером благочестия и истинного Православия, наставляя нас. Мы всегда будем его помнить и он всегда будет с нами жить в наших сердцах!
Дионисий

*   *   *
Мне довелось несколько раз общаться с этим замечательным батюшкой. Наверное, всем, кто только начал воцерковляться, да и тем, кто не первый год ходит в храм, иногда свойственно впадать в панику, уныние и даже некоторое отчаяние. Только начинаешь дерзостно себя считать христианином, и так не хочется согрешать, а оно вновь и вновь случается... И от этого уныние только усиливается. А ведь это тоже грех и, наверное, не меньший чем первое прегрешение, ведь мы теряем веру в милосердие Божие. И тут отец Аркадий одним своим видом разрушал это бесовское состояние. Его спокойствие, невозмутимость и вера в Бога передавалась и кающемуся, и вселяло веру в милосердие Божие и Его любовь к нам грешным. Очень часто он тихим, спокойным и уверенным голосом обращался к кающемуся: «Ну что, брат, какие грехи пришел исповедовать...» Уже после такого теплого обращения, когда священник обращается к кающемуся «брат», когда сам уже себя не считаешь достойным не только братского обращения, а вообще — переступить порог храма Божиего, встречаешь такое теплое отношение, то слезы начинают наворачиваться на глаза. Я такое натворил, а меня священник называет братом! Видно было, что он не осуждал, а, наоборот, по-христиански сочувствовал человеку, впавшему в прегрешение. Он хотел помочь и помогал! В крупных городах по сравнению с сельскими храмами прихожан значительно больше и не всегда есть возможность у священника вдумчиво поговорить с исповедующимся. Но как только случалось согрешить и нужно было не только исповедовать грех, но и получить совет — как впредь избежать этого, и сделать выводы, отец Аркадий, несмотря на большое количество людей в очереди к нему на исповедь, приходил на помощь и всегда находил время помочь кающемуся, дать правильную оценку свершившемуся и сделать правильные выводы. Он сердцем чувствовал, когда человеку нужна помощь и совет. Когда от нас уходят такие хорошие люди это всегда испытание нашей веры. Конечно, очень жаль, что у нас тут на земле не будет такого замечательного батюшки и помощника, но можно быть уверенным, что теперь у нас есть еще один заступник и молитвенник на Небесах, в Царствии Божием! И как на прощании с отцом Аркадием сказал владыка Тихон: «Отец Аркадий передает нам Пасхальную Весть — ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!»
Александр

*   *   *
Отец Аркадий оставил неизгладимый след в жизни прихода Храма Ризоположения Пресвятой Богородицы в Леонове. Для приходивших к нему за советом он являлся как бы тихой пристанью от бурь в неспокойном житейском море. Батюшка был удивительно кротким и уравновешенным человеком, с любовью относящимся к окружающим его людям. Прихожане Храма справедливо называли его «старинным батюшкой». Отец Аркадий любил старину, его отличала особая любознательность. В свободное время батюшка изучал жития христианских подвижников, проводил глубокие исследования русской глубинки и церковно-приходской жизни Царской России. От него веяло духом кротости, любви и тишины. Множество людей постоянно приходило к нему за советом, утешением, с раскаянием в собственных грехах. Истинно свидетельствую, что я ни разу не ушел от него не утешенным. Иногда казалось, что трудности жизни и совершаемые грехи мертвым грузом тянут в омут уныния и отчаяния. Но всякий раз, подходя к батюшке за советом или с исповедью, его добрые и утешительные слова возрождали из пепла измученную душу, становилось легко и радостно.

Мне довелось общаться с о. Аркадием более пяти лет. Однажды я набрался смелости и подошел к батюшке с просьбой попасть под его духовное руководство. Отец Аркадий смиренно и с любовью сказал, что в духовные чада не берет, но ходить на исповедь к нему и испрашивать житейских советов можно в любое время. Такой ответ поразил меня, а добрый и ласковый тон успокоили, и с того времени я стал регулярно приходить к батюшке со своими вопросами. При этом он уделял время столько, сколько требовалось для поиска путей решения возникающих жизненных проблем. У него хватало терпения не просто выслушивать мятущуюся душу, но и посильно участвовать советами в ее успокоении.

Со временем мне стало заметно, что не только я, но и многие члены нашего прихода регулярно подходят к батюшке за советом. Такое огромное количество людей и при этом ни намека на раздражение, срыва от усталости или грубого слова. А ведь священническое служение сопряжено с постоянным общением с людьми, и не просто с общением, а с участием в их жизненных трагедиях, скорбях и искушениях. И при всем этом батюшка оставался спокойным и тихим. Какое золотое качество для священника, живущего в современном мятущемся мире. Знаю по себе, как сложно терпеть ближнего, особенно, когда общение с разными людьми становится слишком частым. Наш храм Ризоположения отличается большим количеством прихожан. И как тяжело видеть уставшие лица батюшек, которые после продолжительных служб еще и выслушивают грехи исповедников. Как понимаешь их труд и подвиг в общении с нами. Отца Аркадия выделяло тихое отношение к нам грешникам, во множестве идущих к нему со своими проблемами. Как он нес такой крест? Как ему удавалось сдерживаться себя и не срываться? Не это ли и есть настоящий духовный подвиг его священнического служения, достойный самой высокой награды в вечности!

Мы не вправе осуждать наших батюшек за усталость и невозможность иногда от этого находить слова утешения в наш адрес. Но тем более удивительно, что при той огромной нагрузке, которую несет священник, от о. Аркадия невозможно было уйти без легкости и тихих слез умиления. В общении с ним видимо ощущалась милость Божия к падшему роду человеческому, любовь Господа нашего Иисуса Христа к кающемуся грешнику. Мы подходили к нему постоянно, доходило даже до того, что не только исповедь и совет, но и новости, случавшиеся в нашей жизни, мы старались обсудить с ним. И он не закрывался от нас, а всегда выслушивал и говорил свое священническое слово. Я спрашивал у него, как он выносит нас, множество прихожан, постоянно идущих к нему со своими вопросами. Но он тихо говорил, что все нормально, это не тяжело, так надо. Ни разу я не слышал от него слов осуждения в наш адрес, он лишь смиренно качал головой и кротко говорил о том, что все управится. Радость от общения с батюшкой всегда зарождалась в сердце любого, подходившего к нему за советом. Мне известны люди, которые благодаря беседам с  о. Аркадием по другому (в хорошем смысле) стали относится к Церкви, своей кротостью и смирением он приводил далеких от веры людей к Богу.

Отец Аркадий был как бы ни от мира сего. В общении с ним неоднократно приходилось слышать, как он в своей тихой манере говорил, что ему в этой жизни ни чего не надо: ни почестей, ни должностей, ни наград. В одной из последних встреч я сказал ему, что так интересно читать русскую классику, смотреть советские фильмы, учить иностранные языки. А он опять: «а мне уже и это не интересно. Я только духовные книги читаю и все». Батюшка особенно советовал нам заканчивать день чтением духовной литературы. «Она, говорил он, успокоит мятущуюся душу после трудного дня».

Батюшка был особенно любознателен. Он интересовался судьбами России, чрезвычайно любил старину. Его перу принадлежат несколько историко-географических работ: «Владимирское лихолетье. Православная Церковь на Владимирщине в годы безбожной смуты» (Издательство сестричества во имя Святителя Игнатия Ставропольского, 2008) и  «Земля приокская-былинная. История села Тучково — подворья Троице-сергиевой лавры» (Москва, 2009). В интересном изложении его книги раскрывают характер самого автора, любителя старины, России и ее храмов. В последнее время  о. Аркадий работал над трудом по истории нашего Храма, собирал материалы о служивших в разные годы на приходе священниках. Его труд в основном был готов, но с каждым разом он открывал для себя все новые и новые подробности, требующие работы с архивными документами. В исследовательской работе батюшка отдыхал душой от той серьезной нагрузки, которую нес в Ризоположенском Храме.

Уход батюшки стал неожиданностью для всех нас. В последнее время он чувствовал усталость, особенно после тяжелых длительных служб на страстной неделе. Ему было особенно трудно служить и исповедовать. В пасхальную ночь он сказал, что утомлен до крайности и ему требуется отдых. Чрезвычайная усталость от служения была на лицах всех наших священников, но в этот раз о. Аркадий еле стоял на ногах. При этом мы опять толпой шли к нему со своими проблемами, и он снова нам не отказывал.

С уходом о. Аркадия многие из нас по настоящему поняли, что значит в человеческой жизни фраза «что имеем, не храним; потерявши, плачем». Кончина батюшки должна стать для нас «звонком» к кардинальному исправлению своей жизни, борьбе со грехами и страстями. И еще: мы должны особо ценить тех священников, которые служат на нашем приходе. Относиться к ним с любовью, заботой и покрывать их немощи. Все мы помним недавнюю кончину духовно сильного, несмотря на молодость, о. Вячеслава. Давайте же беречь наших батюшек, не осуждать и помогать им во всем. Такому отношению к ближнему учил нас приснопоминаемый о. Аркадий. Пусть наша любовь к нему деятельно перенесется на трудящихся в нашем храме священников.
В заключение своих кратких воспоминаний о почившем в Бозе батюшке, хотелось бы, вторя словам епископа Тихона, сказанным при прощании с о. Аркадием, выразить сердечную надежду, что кто умер со Христом, тот с ним и оживет. Отпевание батюшки происходило накануне отдания светлой Пасхи, и, несомненно, при прощании с ним, о. Аркадий, хотя и неслышно для нас, тихо и смиренно обращался к своим чадам с великими полными надежд словами: Христос Воскресе! Воистину Воскресе, дорогой наш батюшка!
Павел
*   *   *
Отец Аркадий, наидобрейшей души человек, приходил в хоспис: служил молебны о здравии пациентов и сотрудников, исповедовал и причащал тяжелобольных. Служил не спеша, говорил негромко, всегда тихий и спокойный. Батюшка был чутким и внимательным к каждой страждущей душе. Как он общался с пациентами, надо было видеть! Он любил людей: кого-то погладит по голове, кого-то подержит за руку, всегда был немногословен, но каждый, с кем он общался, получал утешение.  Однажды, во время очередного его служения в хосписе, мы с ним шли по коридору, услышали стоны и голос пациентки, которая выругалась матом. Отец Аркадий шел причащать ее. Услышав нецензурное слово, я смутилась, думая, сейчас батюшка будет ругать ее. Стоит заметить, пациентке делали перевязку, которая была очень болезненной. Батюшка погладил ее по голове и сказал: «Миленькая, больно тебе. Потерпи, потерпи. Сейчас причастимся и тебе полегче будет». Он исповедовал ее и причастил. Он был милостивым, всех жалел. Со своими вопросами к батюшке обращались не только пациенты, но и сотрудники хосписа, и я — не исключение. Отец Аркадий благословлял меня перед операцией, я очень волновалась, нервничала. Батюшка поговорил со мной, вразумил, и на душе стало так хорошо, так спокойно.Во время последней встречи, когда отец Аркадий приходил служить с диаконом Сергием, я пригласила их попить чаю. Отец Аркадий сказал: «Благодарю, в моем возрасте уже пора избегать всяких обществ, пусть отец Сергий за нас двоих посидит».На мое сообщение о преставлении отца Аркадия коллеги говорили: «А, это такой батюшка добрый-добрый, тихий такой. Царствие ему Небесное!». 
Татьяна Дружинина, сотрудница хосписа №4



Возврат к списку