28 старый стиль
Седмица 26-я по Пятидесятнице.
Священномученик митрополит Серафим (Чичагов).
Священномученик митрополит Серафим (Чичагов)
Память: Мч. Иринарха (икона) и святых семи жен. Прмч. и исп. Стефана (икона) Нового. Мчч. Стефана, Василия, Григория, другого Григория, Иоанна и иных многих. Свт. Феодора (икона), архиеп. Ростовского. Сщмч. митрополита Серафима (икона). Сщмчч. Алексия, Алексия, Василия пресвитеров, прмч. Рафаила, Викентия и мц. Анисии. Мц. Параскевы. Сщмч. Николая пресвитера. Обретение мощей прп. Сергия (икона), исп.

Священномученик Павел

Священномученик Павел

Пресвитер Леоновский
Память 4 (17) января

Слово в Великий Четверток

17.04.2014

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Дорогие братья и сестры, сегодня, когда мы вспоминаем совершение Господом Тайной Вечери и установление таинства Причащения, мы не можем не задаться вопросом: почему Он причастил учеников Своим Телом и Кровью еще до того, как пострадать на кресте и воскреснуть? Каким образом Господь, возлежащий вместе с учениками за трапезой, преподал им не просто традиционные для иудейской пасхальной вечери хлеб и вино, но подал им Свои Тело и Кровь? Ответ на это вопрос содержится в том знании, которое Церковь постоянно возвещает, вспоминая воплощение Христа, - знании о том, что Господь пострадал вольно. Иными словами, страдания Господа не были случайным стечением роковых обстоятельств, которых Он не мог преодолеть. Окружающая среда хоть и была агрессивно настроена против Христа - особенно если мы будем иметь в виду фарисеев, - но не могла причинить Ему, без Его на то воли, никакого вреда. Недаром мы встречаем в Евангелии несколько упоминаний о том, что хотели взять или убить Христа, но не могли этого сделать, поскольку еще не пришло для этого время. На фоне этих мест Евангелия удивительно именно то, что Господь почему-то попускает Иуде Себя предать, попускает фарисеям взять Себя, а Пилату – предать на распятие. Почему же Христос совершает Тайную Вечерю и таинство Причастия перед тем, как пострадать? Этим самым Он показывает, что именно Он (не фарисеи и не римляне в лице Пилата) есть совершитель этого жертвоприношения, которое Он начинает, преломляя ученикам Свое Тело и приобщая из чаши Своей Кровью. Приимите, ядите сие есть тело за вас ломимое - то есть приносимое в жертву, пригвождаемое гвоздями и прободаемое копьем; пейте от нея - из этой чаши - все это есть кровь моя Нового Завета за вас изливаемая (Мф. 26:27-28). Где же она изливается? - На кресте. И события, которые развернутся перед глазами апостолов вслед за этим - взятие под стражу, несправедливый суд, избиение, распятие, смерть, - все это является продолжением искупительного жертвоприношения, обозначенного на Тайной Вечери, жертвоприношения, которое Христос совершает первым и добровольно. Иногда от лица противников христианства, желающих поколебать нашу веру, делаются неловкие попытки представить дело так, что в поступке Христа нет ничего нового. Мол, в древних мифах есть рассказы о богах, которые принимали человеческий облик, подвергались страданиям и даже воскресали… Но если мы откажемся от широких обобщений и внимательно вглядимся в эти мифы, то увидим, что эти «боги» не воплощались, но принимали человеческий вид, да и целью их воплощения было отнюдь не страдание, а желание получить земные удовольствия. Они никого не спасали, ими двигала либо гордость, либо похоть, тогда как Христом, истинным воплотившимся Богом, двигала неизреченная божественная любовь к человеку. Здесь – не мифическое, человекоподобное стремление к греховным наслаждениям, а божественная воля к тому, чтобы разделить с человеком его страдания и смерть. Мифологические боги страдали, но никогда - добровольно. Их страдания были результатом неких небесных интриг, злого рока. Но Христос абсолютно свободен в Своих действиях. Когда Его берет стража, Он говорит апостолам: или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? (Мф.26:53). И когда фарисеи говорили «сойди с креста», да, Он мог сойти, но не пожелал, ибо хотел испить чашу страданий за род человеческий до конца.

Именно в силу всего этого причащение Святых Даров есть возвещение смерти Господней. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет (1 Кор. 11:26).Святой апостол Павел говорит, чтобы человек испытывал себя, вкушая Тело и Кровь Христовы. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1Кор. 11:27-29). В чем состоит это испытание? Прежде всего в том, чтобы задать себе вопрос, имеем ли мы веру в то, что это есть истинные Тело и Кровь Христа. Да и как это вообще может быть? Но ответ на этот вопрос очевиден. Это - чудо Божией любви. Спросим себя: а как Бог создал мир из ничего? А как в крещении мы, омываясь водой, облекаемся во Христа, умирая и воскресая с Ним? А как через помазание святым миром мы получаем дар Святого Духа? Все это так же непостижимо, но это - реальность нашей духовной жизни. И здесь, в таинстве Причащения, Господь желает быть единым с нами. Через трапезу - такое обычное явление человеческой жизни - Он всецело преподает нам Себя в Святых Дарах, и мы причащаемся его истинных Тела и Крови не символически, не в переносном смысле, а действительно становясь с Ним едиными. Причащаясь, мы делаемся со-телесны Христу, сами становясь Его телом – Церковью. Но испытывать себя, по апостолу Павлу, состоит еще и в том, чтобы дать себе отчет в том, что таинство Причастия не может восприниматься нами изолированно и отдельно от всего дела спасения, которое совершил Христос. Установление таинства Причащения стоит в ряду таких великих дел как воплощение, страдание и воскресение. И мы не можем ограничиться только умственным принятием этих догматов. Спасение Божие начинает жить и действовать в нас не через абстрактные, но совершенно конкретные вещи – прежде всего, через жизнь в Церкви. А Церковь - это жизнь в ее таинствах, причем в первую очередь - в таинстве Святого Причащения, установленного Христом в этот день, великий Четверг. И то, что это произошло около двух тысяч лет назад, не делает это событие простым воспоминанием. Как тогда с апостолами, так и сейчас с нами присутствует сам Христос, и причастие Ему через Святые Дары делает наше единство с Господом не зависящим от времени. Ибо Христос, волею отдающий за нас и нам свои Тело и Кровь, с нами, во вся дни до скончания века. Аминь (Мф. 28:20).


Возврат к списку